СКАЗКИ

для принцессы

Алмазки

Моё кареглазое Чудо!
Откуда ты, крошка, откуда?

Где ты раньше была? –

Облаком мимо плыла.

 

В оконце стучалась дождём,

В ладошку пурпурным листом,

Танцуя, с небес опускалась,

И солнышком звонко смеялась.

 

Прости, я тебя не узнала.

В мечтаньях рассветы встречала,

И руки дождю подставляла,

И солнце в реке целовала…

 

А ты мне фиалкой явилась,

Черёмухой вдруг завихрилась.

Листочками нежно раскрылась, –

И в сердце Весна распустилась.

 

 

               *   *   *

К нам Ангел спустился с небес.

Открыл для нас столько Чудес!

Весны бесконечный простор

И жизни божественный хор!..

УТРЕННЯЯ ПЕСЕНКА

 

       Всю ночь по городу бродил одинокий Дождик. Шатался по пустынным улочкам, барабанил по крышам домов, стучал в окна. Но никто не открыл ему дверь и не пригласил в гости.

       - Какой негостеприимный город, - огорчился Дождик, все еще надеявшийся найти попутчиков. А пока искал, - забавлялся игрой на водосточных трубах, заглядывал в темные окна, омывая пыльные стекла, а если везло – просачивался в открытые форточки, хозяйничал на балконах, растекаясь лужами и заново вымачивая почти сухое белье. Забавно, но все равно одному скучно, ведь кроме бабушки-Тучки и поговорить не с кем. Но она была уже старая и быстро уснула, распластавшись на небе и накрыв собой весь город.

       - Охо-хо, - вздыхал Дождик, бесцельно и устало передвигая ноги. И к утру почувствовал такую усталость, что и сам ослаб, лениво вытягивая из бабушки-Тучки тончайшие бесцветные нити.

       Вылез из земли Червячок, поежился: - Брр! и юркнул назад, стараясь ввинтиться еще глубже, где земля сухая, не промокшая.

       А Крот и вовсе отсиделся под землей. Ему в норке тепло и уютно, а свет  совсем ни к чему, все равно ничего не видит.

       Только Лягушонок по лужам прыг-прыг, шлеп-шлеп. Весело, забавно, только брызги во все стороны.

       А еще цветы рады-радешеньки, вон как за ночь от дождя выросли. Головками кивают, благодарят.

       Прыгнул Кузнечик на травинку, окатило его сверху холодным душем. Смотрит, и глаза слезами наполняются:

       - Как же я теперь сыграю утреннюю песенку, ведь моя скрипка промокла?

       И тут поднялась с ветки в лазурную высь ранняя птичка Жаворонок и запела звонко, заливисто. Все ее услышали: и цветы, и деревья, и Лягушонок с Кузнечиком, и даже червячок и крот. Высунулись они из земли и заслушались чудесным пением. А Кузнечик встряхнул свою скрипочку, тронул смычком струны и стал аккомпанировать Жаворонку.

       Обрадовался Дождик:

       - Вот я вас сейчас оболью, потешусь, разгоню свою грусть-печаль. – Но сам заслушался и не стал прерывать чудесный дуэт. Позвал он Ветра, чтобы тот помял бока бабушки-Тучки и заставил ее проснуться. Осерчала Тучка:  - Зачем разбудили? – Но спорить не стала. Сжалась она до размеров воздушного шарика, и погнал ее Ветер по небу, а вместе с ней и Дождик поспешил туда, где его ждут засохшие цветы, травы и деревья, напевая утреннюю песенку Жаворонка.

 

ДВЕ ГАЛОЧКИ

 

       На мокрой ветке, нахохлившись, сидела Галка. Она вращала головой из стороны в сторону и, по-видимому, вздыхала: «Дождливо! Тоскливо!»

       А напротив, расплющив свой нос на оконном стекле и тоже печально вздыхая, маленькая девочка с огромным белым бантом на голове глядела на улицу.  На улице моросил серый осенний дождь, поэтому мама не пускала гулять во двор. Но дома сидеть скучно. Складывать из кубиков слова надоело, строить из них высокую башню тоже. Кукол накормила и уложила спать. Она ж не виновата, что Ванька-встанька как всегда  капризен и непослушен, вот и пусть стоит один. Немного полистала книжку, раскрасила  платье  нарисованной Барби. Но все равно это не избавило ее от тягостного настроения. Хорошо бабушке: целый час сидит на одном месте и усердно вяжет носок. Это ж, сколько терпения надо иметь!

       Галка отряхнула перышки.

       «Бр-р! Промозгло и скучно. Полетать, что ли? Может, найду чего-нибудь вкусненького. И тут же слетятся сородичи, будут верещать, отбирать друг у друга, пока не победит самая хитрая, отобрав у зазевавшихся подруг. Вот потеха… Нет, не хочется, перья и так мокрые. Да и неинтересно одной. И куда это все запропастились?.. Наверное, прячутся от дождя. Даже рыжий задира-Васька и тот не желает лапы промочить, боится стать посмешищем двора. Это он раньше был упитанным красавцем с пушистой, блестящей на солнце шерсткой. А теперь… - Галка представила его одиноко стоящего посреди двора, - это - облезлый, дистрофичный котяра, зализанный дождем и от этого потерявший свою красоту.

        Галка снова вздохнула:

       - Погонял бы, что ли по дереву, с ветки на ветку. Конечно, где ему, неповоротливому увальню, догнать ее, шуструю и хитрую. И Шарик забился под крыльцо. Полаял бы, все ж на душе полегчало б. Или с соседкой подраться бы из-за вкусной корки. Ой, что было бы. Пух и перья в разные стороны. Красотища.

       И тут Галка увидела за оконным стеклом девочку. И девочка увидела Галку. Галка склонила голову набок, потом встрепенулась, раскачиваясь на ветке, и каркнула, словно приветствуя подругу по несчастью. С соседней ветки горохом посыпались дождевые капли. Галка недовольно огрызнулась хриплым простуженным голосом, взмахнула крыльями и, подлетев к окну, уселась на карниз, с любопытством уставившись на девочку и вращая глазами-бусинками.

       - Галочка, - послышался бабушкин голос, - ты не проголодалась? Может, скушаешь ватрушку? Или кашки сварить?

       - Я не хочу, бабушка, - откликнулась девочка и, боясь, что Галка может улететь, стала торопливо рассказывать, как бы ей хотелось поскорее пойти на улицу. Там ее подружки: Вика, Света и Аллочка, с которыми ей не скучно, потому что у них в запасе есть много игр и затей. Вот только дождь не пускает, вон, как пузырится на лужах.

       Галка слушала внимательно, только съежилась под дождем и Галочка посочувствовала, что у нее нет зонтика. Потом стала «говорить» Галка и девочка словно понимала ее. Она согласно кивала головой. Да, и погода сырая, простудиться можно, а летать так хочется, и дождик уже надоел, скорей бы солнышко выглянуло из-за тучки, и хлебные крошки намокли.

       - Ой, какая я недогадливая, - вдруг беспокойно произнесла девочка, - заболталась и не пригласила тебя в гости. Сейчас я буду тебя угощать.

       Она сбегала на кухню, принесла две ватрушки и две конфетки, поделила все поровну, потом осторожно приоткрыла окно и положила перед Галкой ее долю. Испугавшись, Галка вначале отлетела от окна, потом снова вернулась на прежнее место, уставившись на угощение.

       - Галочка, с кем ты там разговариваешь? – спросила бабушка, входя в комнату и неся полную тарелку манной каши.

       - Бабушка, познакомься, - сказала девочка, - это – моя новая подружка. Ее зовут Галочка.

       - Ну, прямо, как тебя, - улыбнулась бабушка. – А теперь, две Галочки, приятного аппетита.

       И девочка, глядя на Галку, которая с удовольствием ударяла клювом по конфетке, обдирая фантик, зачерпнула полную ложку каши и положила себе в рот, заедая творожным ватрушкой. Когда тарелка опустела,  и снаружи тоже было всё съедено, Галочка помахала рукой и попросила:

       - Милая Галочка, прилетай завтра снова. Я тебя буду ждать.

       А тут и дождик удалился восвояси, уступив место скупому на ласки осеннему солнышку. Но этого было достаточно, чтобы мама отпустила дочку на улицу. А там уже и её подружки бежали навстречу друг другу.

     Увидев стайку галок, расположившихся на ветках, девочка приветливо спросила:

     - Ты тоже с подружками? А это мои подружки – знакомься. И можете завтра прилетать вместе, угощения на всех хватит.

БЕРЕЗКА И ТОПОЛЕК

 

       Оба семечка принес ветер. Он долго кружил их над лесом, будто выбирал для них лучшее место. Потом, видимо, ослаб и выпустил их из своей ладони. Семечки устремились вниз и упали рядом друг с другом.

       Ветер не ошибся. Поляна, которую он выбрал для будущих деревьев, была и впрямь хороша. Мягкое травяное ложе тотчас смягчила падение и согрело их, заботливо укрыв зеленым одеялом. Семечки успокоились и уснули, устав от длительного перелета. Они не видели, как пожухла их травяная перина, не слышали, как блуждал по лесу пронизывающий осенний дождь. Метель сыпала на землю белоснежную вату, весенние непоседы-ручейки булькали рядом, с веселым шумом обгоняя друг друга и распевая свои песенки-журчалки.

       А потом солнышко пригрело землю, и семечки проснулись, с удивлением осматривая все вокруг и свой новый облик. Из каждого семечка выросло по два листочка на тонком стебле. Место их обитания было защищенным от ветра, спрятанным от чьих-либо взглядов. Ну, разве что букашка проползет, да муравьишка шустрый пробежит. А еще бабочка покружится в танце, хвастаясь своим разноцветным нарядом, да белка, перелетая с елки на елку, обронит шишку.

       Как грозные часовые вокруг молодых побегов стояли великаны-ели, охранявшие их покой и безмятежное детство. Так из года в год и росли два деревца, и теперь можно было различить: одно из них – Тополек, а другое - Березка. Вместе шептались-шушукались, шелестели, соприкасаясь веточками, отгоняя задиру-ветерка, который был не прочь оборвать пожелтевшие листочки.

       Прошло много лет. Березка стала стройной зеленокосой красавицей, а тополек – могучим и сильным. Он был выше своей подружки-Березки и всячески старался оберечь ее от снежных бурь и разгневанных ураганов. Один такой Ураган, круша все на своем пути, налетел так стремительно, что Тополек не успел накрыть Березку своими ветвями, защитить от его злобных намерений. Приглянулась Березка Урагану и замыслил он жениться на ней.

       - Не бывать этому! - воинственно крикнул высокий могучий Тополь, оплетая своими ветвями тонкий белоствольный стан. - Это - моя невеста, мы с ней с детства вместе и сейчас ни за что не расстанемся.

       Рассердился Ураган, надулся-напыжился и стал дуть во всю мощь, показывая свою разрушительную силу. Даже если, плотной стеной окружавшие Березку и Тополек, расступились, покалеченные разбушевавшимся соперником. И только Тополь стоял намертво, не ослабляя объятий.

       Поднапрягся Ураган и в который раз обрушил на Тополь свою губительную силу. Но не успела она долететь до Тополя, как Березка встрепенулась, согнула свою макушку и подставила себя под сокрушительный удар, защищая любимого. Надломился ствол и стал клониться к земле. Но подхватил Тополь свою невесту-Березку, и она беспомощно повисла на его сильных плечах.

       Видит Ураган, что не вышла затея. Зачем ему, молодому повесе, жена-калека? Покрутился он вокруг них, пошумел и не стал больше связываться с Тополем, готовым растрепать по лесу его притворное чувство. Улетел он, не попрощавшись, и навсегда забыл туда дорогу.

       А Березка и поныне, будто в объятиях любимого, покоится на его сильных ветках-руках. Не верите? Зайдите в лес, и вы сами увидите. Только не разлучайте их - иссохшую покалеченную Березку и  бравого парня- Тополя, который все еще надеется, что с приходом весны вновь зазеленеют листочки его белоствольной подружки. Распрямит она свой стан и будет стоять краше прежнего - молодая и зеленоокая красавица.

ПЧЕЛКА

 

       Ранним утром вылетели пчелки-трудяги на луг, чтобы полакомиться сладким нектаром и запастись медом на долгую зиму. Солнышко ласково светит, согревает все живое, выглядывая из своего закатного терема, и чем выше поднимается на небо, тем больше радости и …разливается вокруг. Вот уже высушило ночные слезы-росинки на травах, разбудило цветы. Раскрыли свои лепестки, подставляя их солнечным лучам и долгожданным гостям.

       Обрадовались пчелки, полетели к цветам, каждая выбрала себе понравившийся и спряталась в нем, стала нектар пить, расхваливать радостным жужжанием, что ее сок самый лучший, самый вкусный. Стали перелетать пчелки с цветка на цветок, проверять, так ли это на самом деле. И так напились сладкого сока, что уже и летать не могут. Понесли нектар в улей, чтобы сделать запас на зиму.

       И только маленькая Пчелка, впервые вылетевшая за нектаром, осталась совсем одна. Заплакала она и закружилась по лугу, еще больше запутывая дорогу домой.

       - Лети к нам! - звали цветы. - Мы угостим тебя чудесным напитком.

       Обрадовалась Пчелка, расправила крылышки, чтобы подняться в небесную высь и выбрать самый красивый цветок. Но, глянув вниз, так растерялась, что снова чуть не заплакала. Цветы были один краше другого и источали такой аромат, что у нее даже закружилась голова.

       - Посмотри, какой я желтый, ну просто солнышко на ножке, - звал Одуванчик. - Так же вкусен и мой солнечный напиток. Лети скорей, я устал ждать.

       - Лучше ко мне! - настаивал Колокольчик. - Посмотри, я голубой, как небо. А еще я могу звенеть от прикосновения ветерка. Но мой нектар не хуже, можешь сама убедиться.

       - А я - круглый и сладкий не меньше вашего, - важничал Клевер. - Даже ребятишки любят мои сладкие лепестки.

       И только фиалка промолчала. Она была очень скромной и не любила хвастаться. Но это не делало ее менее привлекательной и ароматной.

       Растерялась маленькая Пчелка. Не хочет обидеть ни один из цветков. Но только подлетит к одному, как ее тут же окликает другой, за другим - третий. Качают цветы головками, ссорятся друг с другом и мешают Пчелке выбрать. А она так мечтала, что ее первый цветок будет самый красивый, самый ароматный.

       Устала летать Пчелка, закружилась голова от яркости и многообразия красок. Не успела охнуть, как полетела вниз, до самой земли. А там, на короткой ножке, в густой травяной чаще прячется такой цветочек аленький, что невозможно глаз отвести. Но его длинноногие собратья, сами дотянулись почти до неба, а его затоптали, оставили в тени, заслонив от него солнце. Даже вездесущие солнечные лучи и те не могут пробиться сквозь густую траву, и только его желание жить давало ему живительную силу из самых недр земли.

       Встрепенулась маленькая Пчелка, обрадовалась и испила его благодатный нектар. И такое испытала блаженство, что поднялась в небесную высь и затанцевала, кружась и взмахивая прозрачными крылышками.

       А потом по-очереди ныряла в раскрытые венчики, перепробовала нектар всех цветов, чтобы никого не обидеть, и осталась очень довольной, хоть и перепачканной цветочной пыльцой. А тут и другие пчелки вернулись.

       - Молодец! - похвалили они Пчелку. - Ты самая маленькая из нас, а так постаралась. Лети скорей домой и отдохни,  завтра мы прилетим сюда снова.